среда, 26 января 2011 г.

Андрей Конеченков: Наша цель - развивать в Украине современную ветроэнергетику

Председатель правления Украинской ветроэнергетической ассоциации рассказал ЭлектроВестям о деятельности своей организации и перспективах развития ветроэнергетики в Украине.
 - Расскажите о Вашей организации, ее целях и задачах?
- Главная цель создания Украинской  Ветроэнергетической Ассоциации - объединить все заинтересованные компании, структуры, которые хотели бы развивать в Украине современную, эффективную и экономически целесообразную ветроэнергетику.


То, что делалось до сегодняшнего дня в области ветроэнергетики, оказалось недостаточным. Но главный позитив был в том, что Украина приняла смелое решение - переориентировала военные заводы под производство ветроагрегатов.

Однако в этом был также негатив, поскольку основной задачей стало не производство электроэнергии за счет ветра, а производство ветротурбин как таковых. Ряд проблем не был разрешен, а именно: не были предусмотрены вопросы технического обслуживания, не разработан алгоритм правильной оценки и выбора площадок для эффективного размещения ветротурбин. Поэтому результат оказался таковым, что большинство турбин сейчас либо простаивают, либо работают с достаточно низким  коэффициентом использования мощности в пределах 2-3%. Для сравнения - современные ветротурбины работают примерно с коэффициентом использования установленной мощности (КИУМ), эквивалентным 35-40%. Отмечу, что на сегодняшний день, даже при разработке  финансовой модели ветроэнергетического проекта, закладывается КИУМ как минимум на уровне 37%.
Поэтому, когда создавалась Ассоциация, главная задача была - работать по тем стандартам, которыми сегодня руководствуется весь мир. Только такие действия позволят максимально эффективно использовать энергию ветра для производства электроэнергии.

Сегодня в нашу ассоциацию входят строительные компании, энергетические компании, которые занимаются разработкой проектов и подключением к энергосети, ведущие крупные производители ветротурбин, а также проектанты, которые заинтересованы в развитии национальной индустрии.

- Каковы масштабы развития ветроэнергетики в Украине?
 - В 1998 году я был соавтором стратегии развития ветроэнергетики до 2020 года. И тогда, вместе с представителями Научного института энергетики и энерготехники Министерства топлива и энергетики, мы просчитали, сколько мегаватт ветроэнергетических мощностей можно установить в Украине с  учетом потенциала, с учетом тех областей, где можно развивать ветроэнергетику. Именно в то время мы  вышли на уровень 16 000 мегаватт. На сегодняшний день эта  цифра фигурирует во многих  отчетах Национальной академии наук и государственных документах.

Но существует ряд технических аспектов, которые сегодня не позволяют ветроэнергетике выйти на такой уровень. Ведь 16 000 мегаватт - это примерно 35-40 миллиардов киловатт часов производства электроэнергии ежегодно,  что составляет около 25% от производимой на данный момент. Есть также проблемы подключения к энергосетям, и существуют реальные ограниченные возможности наших энергосетей. Например, если говорить о Крыме, то в текущем году энергосеть этого региона сможет принять максимум 2000 мегаватт. Одним словом, наличие ряда технических проблем сдерживает развитие этого направления.
С другой стороны, полгода назад совместно с Корейским государственным институтом по развитию мы разработали стратегию и оценили все процессы,  происходящие в энергетике Украины. Причем мы сравнили эту сферу с развитием ветроэнергетики республики Корея и пришли к выводу, что 7 тысяч мегаватт или 12% от выработки электроэнергии - это максимум, который может быть установлен до 2020 года, при условии, что Украина выйдет на более высокий уровень экономического развития.

- Как обстоит ситуация с инвесторами? Готовы ли они вкладывать средства  в украинскую ветроэнергетику?
- Сегодня многие компании заявляют, что они инвесторы, но на самом деле это не так. Это компании-проектанты, которые приходят сюда развивать проекты, готовить проектную документацию. Инвесторы очень тяжело входят в украинский рынок. И сегодня говорить о том, что у нас очень много инвесторов, желающих инвестировать в украинскую ветроэнергетику, неправильно. Но все так безнадежно. Интерес к украинской ветроэнергетике все же есть и даже есть ряд потенциальных инвесторов. К тому же, уже имеются готовые проекты, реализованные опять же по европейским и мировым стандартам.

Конечно, есть нюансы. Например, проведение исследований по оценке воздействия на окружающую среду в Украине носит скорее рекомендательный характер, который прописан в государственных строительных нормах. Но ни один коммерческий европейский банк не даст ни цента, если эта оценка воздействия на окружающую среду не будет проведена  в соответствии с евростандартами, включая проведение общественных слушаний. Все эти процедуры обязательны, и должны быть учтены при подготовке проектов для того, чтобы на них обратил внимание инвестор.

-  Если смотреть с географической точки зрения, то где лучше размещать ветропарки?
  - В первую очередь, нужно размещать там, где есть ветропотенциал и дефицит электроэнергии. Например, Крым сегодня на 93% процента зависит от поставки электроэнергии с материка. Однако в самом регионе есть достаточно много площадей для размещения ветропарков, например, таких, как восточная и западная часть Крыма, где находятся степи и пастбища. Тут возникает вопрос о состоянии энергосетей и подключения к  энергосетям больших мощностей. Это первый момент. Второй - государственная поддержка ветроэнергетики, поскольку возобновляемая энергетика была ориентирована на  то, чтобы сократить потребление природного газа. В АР Крым сокращения его потребления  возможно достичь  за счет солнечной и ветровой энергии. Главное, что, используя  энергию ветра или солнца, инвесторы вкладывают в местные возобновляемые ресурсы и в местную экономику, тем самым, развивая инфраструктуру, где строятся новые энергообъекты.

Помимо Автономной республики Крым, для размещения ветропарков идеально подходят южные части страны, а именно Херсонская, Николаевская, Донецкая, Запорожская, частично Одесская области. Для развития ветроэнергетики можно также взять часть Ивано-Франковской и Львовской областей. Но опять же, тут существуют те же проблемы с энергосетями, возможность подключения объектов и сложность логистики. Экономически и практически выгоднее ветротурбины транспортировать морем.

- Что, по-Вашему, делает ветроэнергетику привлекательной для бизнеса в Украине?
-  Во-первых, это наличие ветропотенциала. Во-вторых, это возможность использовать энергопотенциал как стимул для сокращения импортированного топлива, причем, это может быть и природный газ и нефть. Отмечу, есть и такая позиция: многие крупные атомные концерны рассматривают ветроэнергетику как некий 20-ти летний этап перехода к новым атомным технологиям.

Литва, например, за два года имеет в несколько раз больший прогресс в этой области, чем наша страна. Для сравнения, Украина,  в рамках Комплексной программы строительства ВЭС, за 17 лет установила 93 мегаватта ветроэнергетических мощностей, начиная от 107,5 кВт машин до 600 кВт, а Литва в год вводит по 20-30 мегаватт установленной мощности. Вот такая динамика. Возьмем, к примеру, Болгарию, Румынию, Польшу, другие бывшие соцстраны. Там огромный темп развития этой отрасли, хотя в этих странах те же технические и политические проблемы, которые существуют и в Украине.

- Во всех странах, где заинтересованы в развитии ветроэнергетики, существуют налоговые льготы, дотации и т.д. В Украине развитие ветроэнергетики - один из нацпроектов. Предпринимает ли государство реальные шаги в этом направлении?
-  У нас «зеленый тариф» - главная льгота. К тому же, по закону, все облэнерго обязаны принять в сеть каждый киловатт выработанной электроэнергии за счет возобновляемых источников энергии. «Зеленый тариф» на сегодняшний день - самый продвинутый механизм в Европе.

- Как Вы считаете, прозрачен ли механизм получения «зеленого тарифа»?
- Я считаю, что да. Но все же есть некоторые моменты. Позитивный момент уже  в том, что «зеленый тариф» существует, и то, что его коэффициент соответствует тем требованиям, которые предъявляются сегодня в Европе и в Украине. Негативный момент  в том, что он предусматривает введение после 2012  года 30% комплектующих украинского производства. Причем, это как проектные  работы, так и стройматериалы и так далее. На сегодняшний день необходимого собственного для этой отрасли производства в Украине нет. Поэтому эта ставка с 2012  года  30% комплектующих, а 2014 года - 50 %, будет сдерживать вхождение серьезных компаний-производителей турбин на наш рынок. Для предотвращения этого, мы сейчас лоббируем позицию, чтобы ставка комплектующих 30%, как минимум, была перенесена на 2014 год или снижена хотя бы до 10%. Это позволит взять тайм-аут для развития производства в Украине. И еще существует один негативный момент - у нас отсутствует четкая процедура какие разрешения необходимо получить для того, чтобы реализовать ветроэнергетический проект. В принципе все знают, как это сделать. Когда приходит проектант, наши ученые начинают говорить ему, что надо собрать 300 подписей, 300 печатей, но на самом деле, это намного меньше, и можно значительно сократить время и средства на подготовку проекта, если знать четко алгоритм. Но алгоритма нет. Могу привести пример, что наша ассоциация вместе с компанией ООО «Конкорд Групп», являющаяся сегодня лидером  в области подготовки ветроэнергетических проектов, разработала алгоритм.

И я думаю, что уже в этом году появиться первая станция, введенная в эксплуатацию этой компанией.


- Один из факторов, который сдерживает развитие ветроэнергетики - это земельный вопрос. Каким Вам видится его решение?
- Сегодня очень  правильную позицию заняло правительство Крыма. Если, например, раньше очень многие проектанты заявляли: «Дайте нам земли, мы построим ветростанцию!» - но за получением земли не всегда стоял вопрос строительства - то на данный момент этот вопрос более или менее урегулирован, поскольку действует закон про земли под энергообъекты. Крымское правительство, например, создало еще так называемую систему единого окна, в которой необходимо показать предпроектную документацию, на основании которой можно сделать вывод, что ветроэнергетический проект реально развивается.

На сегодняшний день проект, как правило, развивается в два этапа. Сначала заключается соглашение с местной администрацией на проведение изыскательно-проектных работ, устанавливается мачта для измерения ветра, затем начинают  проводить исследования. Необходимо, к тому же, учесть все орнитологические, археологические и санэпидемиологические моменты и только после этого начинать строительство.

Возьмем, к примеру,  ООО «Конкорд Групп». Чтобы выбрать площадку под строительство, эта компания  исследовала порядка  2200 га земли, и под саму ветростанцию на сегодняшний день задействовано порядка около 70 га. То есть - это достаточная территория, чтоб разместить  современные 2-3 мегаваттные машины и построить ветроэлектростанцию общей мощностью 100 МВт. Поэтому когда приходит представитель какой-то компании и говорит, что хочет арендовать 1000 га, то не всегда понятно зачем столько. И я думаю, что если правительство или профильное министерство будет правильно подходить  к этому вопросу, то процесс получения земельных участков будет прозрачен, и все поймут что, действительно, тут будут строить ветроэлектростанцию.

- В западных странах возникла дискуссия по поводу влияния ветропарков на флору и фауну - птицы и звери плохо переносят соседство с ветряками. Может ли это стать экологическим риском для развития ветроэнергетики?
- Согласно данным Австралийского министерства здравоохранения и  Всемирной организации здравоохранения,  которая на протяжении 10 лет исследовала этот вопрос, на сегодняшний день не выявлено ни одного фактора, который бы влиял как на здоровье человека, так и на флору и фауну. От ударов об движущийся автотранспорт и небоскребы погибает намного больше птиц, чем от действующей ветростанции. Во-первых, ветротурбины достаточно высокие. Например, центр ротора находится на высоте 80-100 метров от земли, а те птицы, которые могли бы попадать туда, летают на более низких высотах. Во-вторых, возьмите наш украинский ветрорынок и наши ветростанции: 100-киловаттные машины  находятся на высоте 17-36 метров. Фактически, они могли бы сбивать птиц, однако у нас не зарегистрировано ни одного случая их гибели. А что касается флоры, то на растения нет никакого влияния.

- По некоторым данным, в Украине нет современного ветрового атласа с указанием скорости и силы ветра, частоты порывов в отдельных местностях, потенциально пригодных для реализации проектов ветропарков. На создание такого атласа необходимо 300-400 тыс. евро. Так сложно найти такие деньги?
- У нас, на самом деле, есть условный ветроэнергетический атлас, который разрабатывала Национальная академия наук. Основные данные, взятые из данных метеостанций, собраны на высоте 10 метров. На базе этих данных и был сформирован нынешний ветровой атлас. Он тоже сегодня позволяет определять наиболее перспективные участки для развития ветроэнергетики, так сказать, получить общую информацию. С другой стороны, любой проект требует установки мачты 80-100 метров для проведения в течение года  изучения ветропотенциала на площадке, запланированной для строительства ВЭС. Зачем это нужно? Во-первых, для того чтобы правильно подобрать класс ветротурбины. Во-вторых, сделать правильный расчет выработки электроэнергии. Ведь чем точнее  вы просчитаете ветротурбину, тем  перспективней и  эффективней она будет работать. Данные о порывах ветра, как правило, берутся с метеостанций. Этого достаточно, чтобы определить, какие были порывы ветра на протяжении 20 последних лет на той или иной площадке. Это не такая сложная процедура, поскольку главное - определить,  где можно строить ветроэлектростанции, а где нет. Например, зачем  нам делать  ветроатлас города Киева  или территории, которые используются под сельскохозяйственные угодья? Ведь на использование их под какое-либо строительство у нас существует мораторий. Нужна четкая государственная программа ветроэнергетики с указанием перспективных площадок.

- Развитие каких других видов возобновляемой энергии перспективно в Украине?
- В Украине достаточно высокий потенциал биоэнергетических ресурсов, начиная с использования отходов сельского и лесного хозяйства, заканчивая сбором метана с полигонов твердых бытовых отходов для производства, в первую очередь, тепловой энергии. В нашей стране уже эксплуатируется более 20 котлов, которые работают на соломе, для обеспечения населения теплом. Есть огромный потенциал для развития солнечной, малой гидро- и геотермальной энергетики. Успех развития этого сектора во многом зависит от политики государства.

Источник: http://elektrovesti.net

Похожие посты:
- "Конкорд групп" весной 2011 г  начнет строительство "Казантипской ВЭС"
- Вимірювання звуку ВЕС
- Возобновляемая энергия превышает темпы роста традиционной

1 комментарий:

  1. То есть пока страна развивается,нужно делать деньги на слабомощных и никому не нужных ветряках(малая мощность+далеко даже не 80%время работы) по цене атомных электростанций вместо ремонта электросетей или постройки нормальных электростанций?Хм,действительно забавно,если не сказать по-другому...

    ОтветитьУдалить